10Мар

Три сценария будущего

БУДУЩЕЕ

Ниже приведены выдержки из статьи, размещенной на портале «Россия в глобальной политике»

Это самое системное описание постиндустриального оформления мира, которое я встречал в интернете. Здесь есть информация про постиндустриальные кластеры (кремниевые зоны) и про киберпанк (красные зоны). Понятно описаны причины потери ведущей роли государств и рост ведущей роли корпораций. Данный тренд, похоже уже не прогноз, а реальность (читайте вторую статью, на которую дана ссылка ниже в разделе под заголовком «НАСТОЯЩЕЕ»)

ссылка на статью: http://www.globalaffairs.ru/number/Rossiya-i-mir-tekhnologicheskogo-diktata-18023

Автор:

Евгений Кузнецов – заместитель генерального директора Российской венчурной компании.

Справка: ОАО «РВК» — государственный фонд фондов и институт развития Российской Федерации, один из ключевых инструментов государства в деле построения национальной инновационной системы. Уставный капитал ОАО «РВК» составляет 30 011 320 700 руб. 100% капитала РВК принадлежит Российской Федерации в лице Федерального агентства по управлению государственным имуществом Российской Федерации (Росимущество).

Быстрый рост технологий ведет к качественному перерождению общества, экономики и человека. Совокупный потенциал корпораций уже превосходит размеры и возможности многих национальных государств. Мировая политика скоро будет другой.

В XXI веке быстро происходит накопление критической массы технологий и методов деятельности, подразумевающих изменение природы экономики, характера общества и даже самого человеческого бытия.

Все большее распространение получает индивидуализированное, распределенное, роботизированное производство, формирующее рынки труда, а не зависящее от них, зато крайне чувствительное к рынкам сбыта.

В коммуникациях, политике, торговле, управлении, логистике, финансах происходит переход от иерархических к распределенно-сетевым принципам организации.

Формируется новая ключевая субъектность: от товаров и вещей – к впечатлениям и переживаниям, исчезает грань между обладанием и переживанием обладания.

Политика «кремниевых» зон – исключительно стратегия управления потоками денег, знаний и талантов – тем, что приносит максимальную маржу. 

Подробнее об этом здесь:

(Синим цветом выделено примечание Константина Холстинина)

Продолжение выдержки из статьи:

Вся «промышленная политика» – размещение производств, снижение издержек, рост глубины передела и т.п. – это прерогатива «зеленых» и «желтых» зон, которые обслуживают «кремниевые». «Красные» воплощают в жизнь либо линию на «ко-трансформацию» (лояльный верхним уровням режим), либо «альтернативную стратегию» («террористы»). Приз лояльных – попадание в «желтый» сектор.

Функция принятия стратегических решений уходит от финансовых столиц к технологическим и инновационным центрам. Туда же перемещаются креативные индустрии. Формируется новая финансовая система (через кризис ныне существующей биржевой), направленная на изменение правил игры в расчетах и банкинге. «Новые» банки, аффилированные с технологическими гигантами, формируют глобальную финансовую сеть, правила игры которой определены из зоны «кремниевых долин».

Экспоненциальный рост новых технологических направлений приводит к качественному перерождению общества, экономики и даже человека. Глобальный характер экономики и общества требует скорейшей трансформации институтов управления. Действующий консенсус подразумевает в идеале невмешательство правительств развитых стран в ведение компаниями бизнеса в обмен на невмешательство компаний в политику. Однако уже понятно, что это препятствует развитию глобальных компаний-лидеров. Совокупный потенциал таких компаний превосходит размеры многих национальных экономик и толкает их к обретению новой субъектности и формированию мировой политики нового типа.

ссылка на статью: http://www.globalaffairs.ru/number/Rossiya-i-mir-tekhnologicheskogo-diktata-18023

НАСТОЯЩЕЕ

Ниже приведены выдержки из статьи, размещенной на портале kommersant.ru

4 февраля в Новой Зеландии 12 стран Азиатско-Тихоокеанского региона подписали соглашение о Транстихоокеанском торговом партнерстве (ТТП), которому еще предстоит пройти процедуру ратификации национальными парламентами

Авторы: 

Леонид Крутаков, Алексей Макушкин

ссылка на статью: http://kommersant.ru/doc/2927027

Транстихоокеанское торговое партнерство, Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство и Соглашение в области торговли услугами — три базовых документа, на которых строится стратегия США. В своей мотивировочной части соглашения декларируют экономические цели (свобода торговли и инвестиций), но в реальности они фундаментально меняют рамки международного права и рынка капитала, предполагая будущее без ООН, ВТО, Всемирного банка и МВФ.

В истории международных экономических отношений давно существует механизм урегулирования споров между государством и инвестором. Таковым является Соглашение о взаимоотношениях инвестора и государства (Investor-State Dispute Settlements — ISDS) под эгидой Всемирного банка. Если контракт по обоюдному согласию заключен с использованием принципов ISDS, то внешний инвестор для защиты своих интересов получает право обращаться не в национальный суд страны, куда он инвестировал капитал, а в особый международный арбитражный трибунал. Кураторами арбитража выступают Лондонский международный арбитражный суд, Международная торговая палата, Международный арбитражный центр Гонконга и другие площадки.

Однако, в новых соглашениях речь идет не о добровольном праве, а об обязательном порядке для всех участников всех сделок. При этом корпорации получат право требовать не только возмещения фактических убытков, но и потенциальную потерю прибыли в будущем от принимаемых государством решений и законов.

Критики же утверждают, что инвестиционные трибуналы позволят транснациональным корпорациям игнорировать национальное право и политические институты управления, подотчетные гражданам, навязывая извне принятие законов и устанавливая правила национального общежития.

Так, табачная компания Philip Morris подала многомиллиардный иск против правительства Австралии из-за упущенной выгоды от введенных ограничений на рекламу табачных изделий. Шведский энергетический гигант Vattenfall предъявил Германии требование в €5 млрд за сокращение государством программы развития ядерной энергетики после Фукусимы. А канадская компания Lone Pine Resources Company использует американский филиал, чтобы отсудить у собственного правительства $230 млн за запрет на использование технологии гидроразрыва при добыче газа в пойме реки Святого Лаврентия.

Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2927027